Вход для зарегистрированных пользователей 
E-mail Пароль
Регистрация
Забыли пароль?
Национальный Совет по гомеопатии  
 

Главная
Структура Национального Совета по гомеопатии
Институт гомеопатии
Членство и партнерство в Национальном Совете по гомеопатии
Нормативные документы
Государственная регистрация лекарственных препаратов
Зарегистрированные гомеопатические лекарственные средства
Лицензирование медицинской гомеопатической деятельности
Конференции, выставки по гомеопатии
Сертификация и декларирование лекарственных средств
Клиническая практика и традиционная медицина
Кабинеты врачей-гомеопатов


Посетителей на сайте: 1

Слово о загадочной гомеопатии

 А. Н. Пчеловодов

Я верю опыту более, нежели собственному разуму

С. Ганеман

            Предварить повествование о гомеопатии, загадочной и даже для XXI века не ясно представляемой науке, думается, насущнее всего фактами, которые отражают удивительный мир сверхмалых концентраций различных веществ в организме и микродоз уже более ста лет востребованного гомеопатического метода лечения.
            Так, например, обмен веществ в организме возбуждается экспериментально раствором гормона щитовидной железы, в концентрации 1:10000000000000000, что соответствует 16-му гомеопатическому разведению (Кларк «Учебник экспериментальной фармакологии»). В крови взрослого человека содержится адреналина 5,5:10-9г, или 16:1012 молекул. Если считать, что в крови имеется, примерно 2:1015 клеток, то получается, что не в каждой клетке есть молекула адреналина.
            Инактивация вируса осуществляется поглощением всего лишь одного кванта ультрафиолета с энергией около 10-11-10-12эрг. Человеческий глаз может улавливать и воспринимать световые потоки величиной 10-10эрг/сек. или несколько квантов, что по своей величине равно 23-му гомеопатическому разведению. [1]
            О действии ничтожно малого количества веществ на биологический объект впервые сообщил в 1893г. Швейцарский ботаник K.Negeli (цит. по Н.П. Кравкову: Основы фармакологии, 1933, т.1). Он обнаружил, что водоросль спирогира погибает в дистиллированной воде, если в ней присутствует медь в концентрации 1:80000000. Такое действие K.Negeli назвал олигодинамическим.
            Выдающийся химик (ЛГУ) Н.П. Кравков в статье «О пороге чувствительности протоплазмы» (Успехи экспериментальной биологии, 1924) сообщил о действии различных веществ (адреналин, никотин, стрихнин, эфир и др.) на сосуды изолированного уха кролика и на пигментные клетки живых лягушек. Он открыл, что химические вещества в разведениях 10-28-10-32 четко действуют на живую протоплазму и это действие противоположно действию веществ в обычных фармакологических дозах (расширение сосудов там, где фармакологические дозы вызывают их сужение, и наоборот).
            Н.П. Кравков, удивленный полученными результатами, писал: «При изучении действия ядов в минимальных концентрациях мы зачастую наблюдали полное несоответствие его силы со степенью разведения… действие яда проявлялось все сильней и сильней по мере его большего разведения, и это касается не только сосудосуживающего, но и сосудорасширяющего действия». «По-видимому, величайшее открытие, что эта концентрация еще не является пределом действия ядов». В высоких разведениях материя действующего вещества как бы исчезала, но на самом деле она просто переставала поддаваться учету. Н.П. Кравков предположил, что материя переходит в энергию. [2]
            Так же, как статья Н.П. Кравкова, в последнее время на эту тему нашумела в ученом мире статья Жана Бен Вениста, озаглавленная «Human basophil degranulation triggered by very dilute antiserum against JgE», опубликованная в журнале «Природа» («Nature»). После этой статьи ученые всех стран заговорили о «памяти воды».
            …
            В ходе эксперимента автор наблюдал последовательные пики дегрануляции с разницей от 40 до 60% в зависимости от степени разведения с повторением результатов при последующих опытах. Эта дегрануляция не наблюдалась, если раствор (!) не встряхивался, то есть не потенцировался. [3]
            Дополнительно к этой информации можно привести сотни примеров, которые, как сказал во вступлении к своей книге «Гомеопатическая физиология» 1948 года Доктор Одиамон, будут «являться своего рода защитительной речью, выступающей за допущение здравым смыслом принципа действия чрезвычайно малых доз, поскольку физиология показывает нам, что в организме все происходит в масштабе бесконечно малых величин». Однако постараемся соблюсти соразмерность нашей статьи, не перегружая ее цитатами.
            Нужно отдать должное почтение и восхищение основоположнику гомеопатического метода лечения Христиану Фридриху-Самуэлю Ганеману (1755-1843), который своими микродозами определил на 100 лет коллоидную химию, впервые установив дисперсность нерастворимых металлов (золота, серебра, меди и т.д.) и возможность их лекарственного использования. На целый век Ганеман определил ботаника Карло Негели, открывшего олигодинамические явления. [4] Но главное – это практическое утверждение Ганеманом лечебной действенности закона Similia similibus curantur – подобное лечится подобным. Правда, первые указания на закон подобия до нас доходят от самого Гиппократа: «Болезнь, – говорит он, – производится подобным, и подобным же больной восстанавливает свое здоровье… Лихорадка уничтожается тем, что ее вызывает, и вызывается тем, что ее уничтожает… Врачует больного природа, врач же должен этой природе прислуживать». …
            И все же честь и величайшая заслуга перед человечеством в разработке и утверждении уникального метода лечения гомеопатии (от греческих слов «гомойос патос» – «подобная болезнь») принадлежит С. Ганеману, который имел величайшее мужество отстаивать те идеи, которые даже в наш XXI век поражают воображение и кажутся невероятными.
            …
            Казалось бы, можно ликовать: найдена артериальная панацея, однако в гомеопатии все далеко не просто. Помимо принципа малых доз, когда одна часть лекарства разводится в 99 частях инертного вещества или растворителя и подвергается встряхиваниям, далее из приготовленного первого сотенного разведения (обозначается С1) берется 1 часть и растворяется в 99 частях растворителя (С2) и т.д. должен соблюдаться главный принцип гомеопатии – подобное лечится подобным в масштабе всего человека.
            …
            Таким образом, физические, биохимические, психические и динамические особенности, одним словом – конституция человека определяет правильный подбор лечебного средства в гомеопатии. …
            Мне вспоминается одна молодая женщина, у которой после тяжелой травмы отмечался выраженный ротационный нистагм и атаксическая «пьяная» походка с дрожанием верхних и нижних конечностей. Когда я назначил ей (гельземин) Gelsemium для приема в утренние часы, у нее значительно уменьшалось дерганье глазных яблок, и она могла вполне уверенно идти по прямой линии, тогда как, если она принимала Gelsemium вечером, ее самочувствие ни коем образом не улучшалось.
            Более того, имеют большое терапевтическое значение временные интервалы приема гомеопатических лекарств. В высоких потенциях частый прием гомеосредства может привести к обострению заболевания, особенно если средство относится к группе глубоко действующих. И это несмотря на то, что врачом через реперторизацию симптомов, определение этиологии заболевания и конституции человека, через оценку модальностей и сопутствующих заболеваний выбрано абсолютно правильное лекарство. Утешает в гомеопатии то, что лекарственное обострение обычно не грубое и приводит в большинстве случаев к улучшению или выздоровлению от хронического заболевания, так как в неизменной схеме: I – здоровье → II – острое заболевание → III – хроническое заболевание; возвращение от III пункта к I-ому, то есть к здоровью возможно только через II-ой пункт – обострение. И вот здесь нужно запастись терпением и не повторять прием подобного средства, ибо из-за своего подобия, но неадекватно большей силы, оно будет некорректно избыточным раздражителем для жизненной силы пациента. Нередко опытные гомеопаты, предвидя такую ситуацию, дают больному антидотное гомеопатическое средство, которое, органически вписываясь в лечебный процесс, уменьшает, ослабляет, или, образно говоря, сглаживает «острые углы» основного средства.
            Если мы обратимся к элементам периодической системы Д.И. Менделеева (ПСМ), применяемым в гомеопатии, и проведем анализ их антидотных взаимоотношений, используя работы Гибсона Р. Миллера «Совместимость гомеопатических препаратов» и книги Н.М. Вавиловой «Гомеопатическая фармакодинамика», то увидим следующую закономерность. Для подавляющего числа элементов с большей величиной заряда ядер антидотами служат элементы с меньшей величиной заряда ядер и меньшей атомной массой. Так, например, для йода с атомным номером 53 антидомами служат: антимониум крудум (сурьма) с номером 51 и далее, соответственно As арсеник – 33, Fe ферум – 26, гепар сульфур CaS – 20/16, сульфур S – 16, фосфор Р – 15, графит С – 6. Символически это выглядит следующим образом:
 
 
            То есть, для йода и его антидотов данная закономерность выполняется полностью.
Из 100 соотношений ПСМ эта закономерность соблюдается в 93 случаях. [8]
            Поскольку заряд ядра равен атомному номеру элемента, указывающему на число протонов, находящихся в нем, можно заключить, что для большего числа протонов антидотом является меньшее число протонов, а в высоких разведениях гомеопатических средств, где не остается молекул и атомов потенцируемого вещества, протоны логарифмически потенцируемой воды (1:10, 1:102, 1:103 и т.д.) на уровне плазмы крови должны осуществлять свое антидотно-регулирующее действие не иначе, как в сфере концентрации ионов водорода (больше Н* – меньше Н*). То есть в регуляции рН сред живого организма.
            …
            Перейдем к клиническим фактам в гомеопатии и постараемся с помощью по большей части биохимических данных объяснить их происхождение.
            «Правильно подобранное лекарство, данное в потенции не ниже С30, обычно вызывает первичную реакцию, которая возникает через 20-30 минут после принятия препарата. Этот феномен дает возможность врачу проводить экспресс-диагностику лекарства. Правильно подобранное гомеопатическое средство должно вызывать реакцию расслабления, пациенты говорят, что они успокоились, им стало легко, что появляется ощущение опьянения, желание спать». [9]
            Логику этих рассуждений мы можем подтвердить и расширить данными из книги профессора Г.А. Крестова «Термодинамика ионных процессов в растворах», в которой общая электронная формула ионов выводится в следующем виде:
[э] • (n-2) • fα • (n-1) • dβ • nSγ • npδ, где:
            [э] – электронная формула благородного газа
n – главное квантовое число
α, β, γ, δ – число электронов на подуровнях f, d, s, p
Эта формула позволяет выявить у большинства ионов благородногазовый код. Например, иону мышьяка As3+ соответствует электронная структура [Ar] • 3d10 • 4s2, иону меди Cu2+ – [Ar] • 3d9, иону ртути Hg2+ – [Xe] • 4f14 • 5d10, иону сурьмы Sb3+ – [Kr] • 4d10 • 5S2, где Ar – аргон, Xe – ксенон, Kr – криптон – благородные газы.
Таковы благородногазовые ионы, отличительной чертой которых является их большая (!) устойчивость в различных агрегатных состояниях. Более того, как пишет Г.А. Крестов: «Ион в растворе можно рассматривать как своеобразную нейтральную частицу, по своим свойствам приближающуюся к изоэлектронному ему атому благородного газа с такой же атомной массой».
Поэтому мы можем с большой долей уверенности полагать, что гомеопатические растворы различных элементов периодической системы Д.И. Менделеева, находясь в высоких разведениях без ионов данного вещества, устойчиво сохраняют его благородногазовый код через стабилизированные ассоциаты молекул воды – кластеры, имея при этом массу, кратную инертным газам.
В 2000 году на Х научно-практической конференции «Актуальные вопросы гомеопатии: место и возможности гомеопатического метода в практическом здравоохранении» (Санкт-Петербург) мною был сделан доклад, в котором акцентировалось внимание на том, что способ приготовления гомеопатических растворов в разведениях 1:10n, или 1:100n подобен зарождению цепных реакций: после энергичных встряхиваний активные частицы матричного раствора запускаются в новый раствор, из которого берется минимальная часть его и активизирует составляющие части следующего раствора и т.д. При этом вследствие мощных сил кавитации с разрывом пузырьков воздуха, по всей видимости, кислород будет обретать свойства озона, образующего в контакте с газами воздуха и молекулами воды свободные радикалы, по преимуществу перекисные, которые, зарождаясь после череды разведений, будут не агрессивными, но подобными патологическим свободным радикалам. Так как радикальные процессы идут при самых разнообразных патологических процессах, то каждому заболеванию присущи характерные изменения их интенсивности и свой биохимический код. Исходя из этих позиций, гомеопатический принцип может быть сформирован следующим образом.
Обладая буферными свойствами, сверхразбавленные, последовательно потенцированные гомеопатические растворы производят через наносистему стабилизированных гидратов благородных газов воздуха в больном организме такие свободные радикалы, которые, являясь подобными патологическим, их рекомбинируют и обрывают цепи агрессивного свободнорадикального окисления.
То есть принцип: подобное излечивается подобным, мы можем кратко озвучить так: подобное рекомбинируется подобным.
Жаль, что в официальной медицине мало обращается внимания на уже давно открытые гомеопатией средства с антиоксидантным потенциалом при ишемии: Cactus, Cuprum, Naja, Glonoinum, Veratrum viride, которые не одному поколению людей помогали очень эффективно при ИБС, если соблюдался безукоризненно закон подобия при подборе лекарства и каноны дозологии.
Ведущим фактором в механизме гибели клеток сердца при тяжелой ишемии сердца является образование свободных радикалов кислорода. [11]
Лечебное воздействие гомеопатического средства Cactus, которое вызывает в макродозах спазм гладкой мышечной ткани артерий и сердечной мышцы, а в микродозах избавляет от ощущения сдавления, как в тисках, сердца, можно представить следующим образом:
Также широко применяется при стенокардии Cuprum, когда есть спазмы, а слюна густая и липкая.
В своей монографии «Новые представления о функции слюнных желез в организме Л.Г. Комарова и Алексеева О.П. (1994) убедительно показали фундаментальную значимость слюнного аппарата в регуляции физиологических процессов, когда гемато-саливарный барьер (ГСБ) обеспечивает в ответ на стрессорные метаболические сдвиги в организме сбалансированное перераспределение биологически активных веществ и других метаболитов и микроэлементов между кровью и слюной путем селективного для этих веществ изменения проницаемости и активности барьера. [12]
Так, например, ценой нарушения биохимического равновесия слюны и снижения ее защитных свойств в отношении органов гастродуоденальной зоны обеспечивается сбалансированность состава крови.
При этом существенно значимым считается факт того, что «слюна обладает антиоксидантными свойствами и содержит антиоксидантные ферменты, обеспечивающие ингибирование реакций образования радикалов». [12] То есть процесс саногенеза начинается в данном случае на уровне взаимодействия антиоксидантной системы слюны с антиоксидантной матрицей гомеосредств, имеющей строго индивидуальный код, подобный патологическому (подобное излечивается подобным).
Визуально обобщить приведенные в данной статье факты и рассуждения по раскрытию механизма действия гомеопатических средств можно в виде следующей схемы.

 
Литература:
 
1. Липницкий Т.М. Гомеопатия. Основные проблемы. Москва. «Документы и анализ». 1992г.
2. Глаз В.Г. Лечение бронхолегочных заболеваний неспецифической этиологии у детей гомеопатическими средствами. Москва. «Медицина». 1989г., стр.9.
3. Франсис Лисс. Научные исследования в гомеопатии. Российско-бельгийская школа классической гомеопатии. «Гомеопатическая Медицина». Москва. 1998г., стр.8.
4. Терещенко Н. Письмо с приложениями Министру здравоохранения СССР и Главному редактору Большой Медицинской Энциклопедии Академику Б.В. Петровскому по поводу псевдонаучной статьи в БМЭ и проблемы добросовестности в медицинской науке. 1978г.
5. Липницкий Т.М. Гомеопатия. Основные проблемы. Москва. 1992г., стр.42.
6. Самуил Ганеман. Хронические заболевания. «Гомеопатическая медицина». Смоленск. 2003г., стр.167.
7. Маргарет Тайлер. Портреты гомеопатических лекарств. «Гомеопатическая медицина». Москва. 2003г.
8. Пчеловодов А.Н. Гомеопатия и фитотерапия. №2. 2000г., стр.36-37 и №1 за 2001г., стр.14-17.
9. Лурье Л.Е. Некоторые подходы к диагностике гомеопатических средств. Гомеопатический вестник. №1. 1994г.
10. Габуда С.П. Связанная вода. Факты и гипотезы. Москва. Наука. 1982г.
11. Шанин В.Ю. Клиническая патофизиология «Специальная литература», стр.126. С-Петербург. 1998г.
12. Комарова Л.Г., Алексеева О.П. Новые представления о функции слюнных желез в организме (клинико-биохимический аспект). Нижний Новгород. 1994г.

  Журнал Terra medica

Назад

НОВОСТИ
20.01.16

 22 января 2016 в 10.00 откроется очередной Пятый Российский гомеопатический съезд в Центральном Доме учёных Российской академии наук

(г. Москва, ул. Пречистенка, 16, станция метро «Кропоткинская»).

подробнее...    Программа


© 2010-2015 Национальный Совет по гомеопатии

наверх